ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ТЕАТР,
ЧТО ТЫ ТАКОЕ?
обзорная экскурсия по отечественному документальному театру,
его задачам, формам и методам
ИСТОРИЯ ДЛИНОЮ В ВЕК

Понятие «документальный театр» плотно вошло в сознание русской театральной действительности с появлением независимой площадки «Театр.doc», открытой Михаилом Угаровым в 2002 году.

Говоря о театральной документалистике в России, важно понимать, что «Театр.doc» не является первооткрывателем этого направления. Опыты работы с ним относятся еще к 20-м годам XX века, когда в Германии и России начали появляться документальные спектакли как реакция на последствия Первой мировой войны. В частности, такие постановки значились в репертуаре театрального коллектива «Синяя блуза» и творческого объединения «ЛЕФ», куда входили Владимир Маяковский, Сергей Эйзенштейн и Сергей Третьяков. Но уже к концу 1920-х годов традиция документального театра в нашей стране угасает, не успев получить широкого развития.

Новая волна интереса к документалистике в России возникает на рубеже 90-х и нулевых годов благодаря семинарам лондонского театра Royal Court, где отечественные театральные деятели познакомились с технологией verbatim. Собственно, с этих семинаров, на которые попал будущий основатель «Театра.doc» Михаил Угаров, и начинается новый виток в развитии русского документального театра.



Фото: Библиотека им. А.Н.Некрасова
ДЛЯ ЧЕГО НУЖЕН ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ТЕАТР?

В 2000-е годы происходит взрыв театрального интереса к документу: режиссёры начинают изучать повседневную реальность, пристально вглядываться в жизнь, исследовать Человека. Разрушается стереотип, что театр показывает другие века и другое общество. Вдруг оказывается, что со сценическое искусство — не чужое и не пафосно-морализаторское. Появляются спектакли, где героями становятся обычные люди, которых волнуют те же проблемы, что и каждого из зала. На таких постановках публика могла соотнести свой опыт с опытом героя. Тем самым театр выполнял терапевтическую функцию: зритель осознавал свою схожесть с тем, кто выступает на сцене, и начинал испытывать доверие к театру, желание вместе с участниками спектакля увидеть реальность такой, какая она есть.

Кроме того, документальный театр дал право на высказывание тем, кто оказался вне поля зрения общества. Примером может служить спектакль Всеволода Лисовского «Акын-опера», где героями стали трое таджиков-памирцев, рассказывающих о своей родине, личных травмах, о трудностях жизни в другой стране. В этом случае театр выступил местом реабилитации для мигрантов.

В контексте значимости документального театра важно сказать, что он всё чаще обращается к историческим материалам и пытается их переосмыслить. Внимание к этой теме во многом связано с «Болотным делом» 2011-2013 годов и одноимённым спектаклем «Театра.doc». Переосмысление истории и возвращение к пережитому опыту в этой постановке было попыткой разобраться в причине нынешних катастроф через опыт прошлого, отрефлексировав его, ведь история циклична, и то, что происходит сегодня — не ново. Режиссёр-документалист Анастасия Патлай так объясняет эту тенденцию: «Для меня работа с прошлым — это, конечно, определённая форма эскапизма и некий альтернативный способ определить себя». Рука об руку с понятием «история» идет понятие «память». И обращение к документальности — в какой-то степени попытка создать коллективную память через накопление истории.

Запись прямой трансляции последнего спектакля «Болотное дело» в Театре.doc. от 14 ноября 2016 года. Видео: канал «Открытка».
ЧТО ЯВЛЯЕТСЯ ДОКУМЕНТОМ?

Документальная традиция почти за 100 лет существования расширила свои границы, и то, что понималось под документом и документальным театром век назад, не относится к нему сейчас. Изначально документ рассматривался в узком смысле — как письменный носитель информации. К примеру, спектакль Эрвина Пискатора «Несмотря ни на что» 1925 года был «первой постановкой, единственную текстуальную и сценическую основу которой составляет документ». Сейчас же документом может являться любой предмет, театральное пространство, тело человека. Документ — лишь инструмент изучения реальности и её фиксации, а реальность — все, что нас окружает. Понятие документального театра стало настолько всеобъемлющим, что внутри него стали возникать новые направления: театр предмета, документальная хореография, документальная опера. То есть сегодня работа с документом — прерогатива не только драматического театра.

В хореографии документом может являться сам текст, записанный в качестве закадрового комментария или озвученный самим танцовщиком в процессе спектакля. К примеру, в основу балета Марты Грэм «AmericanDocument» легли Декларация независимости США и «Прокламация об освобождении рабов». Этот балет, поставленный в 1938 году, можно считать первым документальным танцем. Документом в хореографии может стать и сама история танца, тогда происходит реконструкция знаменитых спектаклей прошлого. Жест тоже может являться документом, если он демонстрируется в процессе спектакля, и хореограф его разучивает, присваивает себе. В спектакле «Архив» Аркадия Зайдеса показаны видео о конфликтах на границе Израиля и Палестины, и хореограф пытается через присваивание жестов людей на видео прожить политически значимый опыт. Как говорилось выше, тело — тоже документ, и здесь оно понимается как «архив», хранитель телесного опыта хореографа. Чаще всего идет речь о извлечении своего травматического опыта и исследовании того, как физические особенности влияют на восприятие другими людьми. Документом может быть не только тело, но и сам человек, его история. Здесь в поле зрения оказывается не столько хореографический опыт, сколько та проблема, которая волнует хореографа.

Наверное, самым молодым направлением в документальном театре на сегодняшний день является предметный театр. В 2019 году актер и режиссер Мастерской Брусникина Михаил Плутахин основал московскую театральную компанию «Театр Предмета». Первый спектакль объединения — «Наблюдатели» — один из ярких примеров, где предметы становятся не просто документом, а «действующими лицами». Все используемые в постановке объекты были найдены во время экспедиций по территориям бывшего ГУЛАГа. Этот факт автоматически меняет восприятие: вещи, когда-то кому-то принадлежащие, становятся «объемными», приобретают историческую значимость. Отношения, которые выстраивает режиссер между предметами, рассказывают нам о прошлом и его травмах.

Сцена из
спектакля
«Наблюдатели»
режиссера
МИХАИЛа
ПЛУТАХИНа.
brusfest 2019
Фото: Владимир Яроцкий
МЕТОДЫ РАБОТЫ С ДОКУМЕНТОМ

Сейчас документальный театр развивается с невероятной скоростью, и поэтому требуются новые подходы к работе с документальным материалом. На сегодняшний день можно выделить три основных метода.

1. Работа с документами. Этот метод известен с 1920-х годов. В основном, он направлен на изучение текстовых документов: писем, дневников, архивных записей, материалов судебных заседаний, приговоров и т.д. Примером спектакля, созданного на их основе, можно считать «Право на отдых» Мастерской Брусникина. Эта постановка посвящена поэту Александру Галичу и основана на записи стенограммы с заседания Союза писателей, на котором было принято решение об исключении поэта.

2. Техника «вербатим». Этот метод известен в России с конца 1990-х благодаря лондонскому театру Royal Court. Вербатим (от латинского «дословно») — техника, предполагающая диалог с другим человеком. В ней центральное место занимает структура речи говорящего, так как речь отображает человеческое сознание. Оговорки, паузы, недосказанность, повторы — всё становится важным. Существует также понятие «ортодоксальный вербатим», которое исключает авторское вмешательство и предполагает полное сохранение речевого и социального образа героя.

3. Свидетельский театр. Это вид документального театра, где сам человек становится документом. Участниками спектакля являются свидетели тех или иных событий: как актёры, так и не актёры. Чаще всего свидетельский спектакль — разовая акция, появляющаяся как реакция на совершившееся событие. После она остается в виде документации. В этом плане свидетельский театр сродни перформансу, который происходит один раз «здесь и сейчас».


ЭСТЕТИЧЕСКИЕ НОРМЫ ДОКУМЕНТАЛЬНОГО ТЕАТРА


Для понимания документального театра важно обсудить вопрос границ. В 2003 году был написан манифест «Театра.doc», принципы которого гласят, что для этого театра важны провокационные темы; вопросы, которые ранее не исследовались театром; социальная значимость театра. «Театр.doc» отрицает использование декораций, режиссерских метафор и музыки как средства художественной выразительности. Также отрицается понятие «искусство ради искусства». Актеры должны играть только свой возраст и без грима. Аскетизм сцены и актерской игры важны в первую очередь для понимания текста зрителем. Главной целью становится приближение к зрителю и создание доверия, взаимной рефлексии.

Для «Театра.doc» был важен отказ от режиссерского диктата. Главной фигурой становился драматург, текст которого служил отправной точкой для создания спектакля. В этом прослеживается влияние английского театра вообще и лондонского театра Royal Court в частности. Михаил Угаров часто говорил о «ноль-позиции», которая предполагает отстранение и в то же время следование за материалом. Задачей артистов и режиссёра становилось приближение к реальности и уход от интерпретации.

Сейчас же сложно представить себе документальный театр в чистом виде. Исследователь документального театра Варвара Склез поддерживает идею, высказанную Натальей Якубовой в книге «Театр эпохи перемен в Польше, Венгрии и России», где автор предлагает «говорить не о границах «документального театра», а о «документальности» как одном из векторов движения современного театра. То есть о явлении, когда самые разные режиссеры, не обязательно маркирующие себя как документалисты, используют или конструируют в своих постановках документы». Сегодня многие спектакли содержат в себе элементы документалистики, которая вливается и в другие виды искусства, добавляя новые контексты и смыслы. В свою очередь, усиление внимания к документальному укрепляет коллективную память и побуждает заботиться друг о друге.


материалы по теме:

1. Круглый стол «Театр и историческая память». – Петербургский театральный журнал, №2 [96] 2019г.

2. Свищёва Ю. — Зрители иногда танцуют. Интервью с исследователем документального театра Варварой Склез.

3. Документалистам о документальном театре (отправная точка).

4. Мамадназарбекова К. – История факта: истоки и вехи документального театра. – Театр. №2, 2011г.

5. Болотян И. — «Док» и «Догма»: теория и практика. – Театр. №19, 2015г.

6. Тараканова О. Документальная хореография: существует ли она и как станцевать декларацию независимости.

текст: алина сагачеева
фото: нестор ротсен
Made on
Tilda