ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ О ВЕРБАТИМЕ?
своими словами о технике «дословного» театра
Сцена из спектакля «Пограничное состояние»,
реж.Юрий Квятковский
Фото: театр «Практика»
Вербатим (в переводе с латинского — «дословно») — это технология документального театра, подразумевающая точное повторение речевых и психофизических особенностей человека при перенесении его монологов на театральные подмостки. Вербатимы строятся на интервью с реальными людьми, в разговорах с которыми уделяется повышенное внимание не только содержанию речи, но и тому, как человек говорит: его интонациям, манере речи, паузам, «словесному мусору», ошибкам и оговоркам.

В русский театр вербатим вошёл на рубеже столетий благодаря команде театра Royal Court, упомянувшей об использовании этой технологии в своих постановках. А в 1999 году директор международного отдела Роял Корта Элиз Доджсон во время визита в Москву провела для русских драматургов семинар по работе с вербатимом.

Основу спектакля-вербатима составляют истории реальных людей, часто называемых «донорами» информации. Рассказы собираются посредством интервью, которые нередко берут сами артисты. Это помогает исполнителю уже в процессе диалога с героем запоминать его позы, речь, мимику и жестикуляцию.

Сцена из спектакля «Mortal Combat»,
реж. Иван Корсуновский
Фото: Театр.Doc
Примером может служить спектакль Театра.doc «MORTAL COMBAT» (первое название — «Как с этим жить»). Это история двух сестёр, старающихся жить и взаимодействовать друг с другом после продолжительной болезни и смерти матери. Голосами двух актрис сёстры со сцены вспоминают свою жизнь, общение друг с другом и с матерью, обсуждают свои отношения с медленной смертью и болью, ею принесённой. Материалы для постановки были собраны и подготовлены режиссёром и драматургом Иваном Корсуновским. В этом спектакле нет инструкции к тому, как вести себя в этих трудных обстоятельствах, как нет ни итогов, ни уроков, — ни для самих героинь, ни для зрителей. Только жизнь, которая и похожа на все остальные жизни, но в то же время особенна и неповторима.

Круг тем, освещаемых в вербатимных спектаклях, обширен. Драматургов-документалистов интересуют носители уникального жизненного опыта. Как правило, это люди с интересной, чаще сложной судьбой, необычной жизнью; представители редких профессий, социальных низов, национальных или сексуальных меньшинств, свидетели трагических или политически значимых событий. Через их свидетельства раскрывается зачастую недоступный рядовому гражданину опыт, прорывается голос обычной, не приукрашенной театральными средствами, жизни. Другой тип героев — рядовые горожане, чьи свидетельства, собранные вместе, складываются в коллективный голос малой родины.

В России вербатим стал одним из самых популярных и востребованных методов документального театра. Спектакли, созданные в этой технике, шагают по стране от Москвы до самых окраин и обратно, переезжают из города в город, рассказывая россиянам о знакомых и незнакомых, далёких и близких. Практически в каждом российском городе есть спектакль, полностью состоящий из «вербатимных» монологов или содержащий их отрывки. Такие постановки побуждают горожан из разных регионов России окинуть свежим взглядом тех, с кем они сталкиваются каждый день: прохожих, соседей, коллег, отыскать в них себя и своих близких. Городские вербатимы ведут активную гастрольную и фестивальную жизнь, тем более что столичная публика и критика проявляет немалый интерес к провинциальным спектаклям типа «город говорит».

Сцена из спектакля «День города»,
реж. Михаил Бычков
Фото: Алексей Бычков
В Воронеже уже много лет собирает полные залы вербатим Михаила Бычкова «День города», жанр которого обозначен режиссёром как «монологи воронежцев». Единой темой спектакля стали истории жителей Воронежа. В 2015 году спектакль стал лауреатом спецприза жюри национальной театральной премии «Золотая маска» за лучший актёрский ансамбль. Этот факт показателен тем, что главным элементом вербатима является именно актёрское существование, органика артиста в образе его героя. В задачу исполнителя входит точность донесения фактуры другого человека, а не собственная интерпретацию на заданную тему.

Специфика зрительского участия в вербатиме заключается в том, что каждый человек становится объективным критиком происходящего на сцене. В случае со спектаклем Бычкова лакмусовой бумажкой может служить цыганка с ребёнком, завёрнутым в пуховый платок, которую любой житель Воронежа хотя бы раз в жизни видел на рынке. Когда на сцену выходит актриса в образе этой цыганки, ей верят либо все до одного, либо никто. Произнесённый персонажем монолог может удивлять, шокировать или вызывать сомнения, но образ человека всегда должен быть донесён точно. Так работают вербатимы на тему города.

Сцена из спектакля «Это тоже я»,
реж. Дмитрий Брусникин, Юрий Квятковский
Фото: Владимир Яроцкий
Хотя в основе техники вербатима лежат интервью, создание спектакля не исчерпывается сбором дословных свидетельств. Практикующие драматурги признают работу над вербатимной пьесой гораздо более трудоёмкой, чем написание авторского текста. Причина этого — в колоссальном объеме требующих обработки источников и в специфике работы с устной речью, тяжело поддающейся фиксации на бумаге.

Тем не менее, умение работать с вербатимом считается важным навыком в современном театре. Сегодня практика этой технологии включена в программу обучения студентов по программе «артист драматического театра и кино». Техника вербатима органично дополняет метод наблюдения за человеком, описанный и разработанный Станиславским.

Первым, кто в нашей стране решил включить вербатим в программу актёрского образования, стал Дмитрий Брусникин. Он начал преподавать его студентам Школы-студии МХАТ сначала на курсе Олега Еферемова, а потом — в собственной мастерской, которую вёл вместе с Романом Козаком. В 2012 году на московскую сцену вышел спектакль студентов Брусникина «Это тоже я. Вербатим» — и до сегодняшнего дня собирает аншлаги в театре «Практика». Материал для этой постановки студенты искали в разговорах с людьми на улицах, в поездах, в барах — так собралась широкая палитра характеров жителей Москвы: стариков и подростков, деловых людей и маргиналов, бродяг и артистов эстрады. В этом спектакле нашёл выражение главный принцип вербатима — ощущение сопричастности миру вокруг тебя.

Вербатим стихийно, но, кажется, навсегда вошёл в театральный процесс России, во многом повлияв и на эстетику игрового театра. Да и как может быть иначе, если в основе этой идеи лежит судьба человека? Мир меняется каждый день, поколения сменяют друг друга — и документальный театр позволяет зафиксировать ускользающее настоящее, собрав размышления и убеждения самых разных людей и перенеся их на сцену театра.

немного конкретики
Хочу разобраться в вербатиме. С чего начать?
9 пьес
«Большая жрачка» Александр Вартанов, Руслан Маликов

«Борьба молдован за картонную коробку», Александр Родионов

«Заполярная правда», Юрий Клавдиев

«Монологи вагины», Ив Энцлер

«Песни народов Москвы», Александр Родионов, Максим Курочкин

«Первый мужчина», «Я боюсь любви», Елена Исаева

«Преступления страсти», Варвара Фаер

«Сентябрь.doc», Елена Гремина, Михаил Угаров

«Час 18», Елена Гремина

А как насчет спектаклей?
9 столичных спектаклей-вербатимов
«Будущее.doc» (реж. Дмитрий Соболев), Театр.doc

«Выйти из шкафа» (реж. Анастасия Патлай), Театр.doc

«Декалог на Сретенке» (реж. Саша Денисова), театр им. Маяковского

«Детская неожиданность. Verbatim» (реж. Руслан Маликов), Детский театр «А-Я»

«Москва. Дословно» (реж. Никита Кобелев), театр им. Маяковского

«Пограничное состояние» (реж. Юрий Квятковский), театр «Практика» и Vaba Lava (Эстония)

«Топливо» (реж. Семён Александровский), Центр им. Мейерхольда

«Человек.doc. Олег Кулик. Игра на барабанах» (реж. Светлана Иванова-Сергеева, Эдуард Бояков), театр «Практика»

«Это тоже я. Вербатим» (реж. Дмитрий Брусникин, Юрий Квятковский), театр «Практика» (Мск)

*все перечисленные спектакли входят в репертуар либо доступны в записи

Но я не из Москвы... Какие спектакли есть в регионах?
10 региональных спектаклей-вербатимов
«День города» (реж. Михаил Бычков), Воронежский Камерный театр

«Донецк. 2-я площадка» (реж. Анатолий Праудин), ЦЕХЪ театр и театр-фестиваль «Балтийский дом» (СПб)

«Путешествие», маршрут Старость (авторы — Михаил Заиканов и Алина Журина), FULCRO (СПб)

«Мирение. Телеутские новеллы» (реж. Антон Безъязыков), Кемеровский театр драмы им. Луначерского

«Оптимист» (реж. Руслан Колоусов), Понятный театр (СПб)

«Подросток с правого берега» (реж. Роман Феодори), Красноярский ТЮЗ

«Пыль» (реж. Михаил Патласов), Театр «Старый дом» (Новосибирск)

«Тверь-Тверь» (реж. Елизавета Бодарь), Тверской ТЮЗ

«Элементарные частицы» (реж. Семён Александровский), Театр «Старый дом» (Новосибирск)

«Я боюсь любви» (реж. Мария Романова), театр им. Ленсовета (СПб)

*все перечисленные спектакли входят в репертуар либо доступны в записи


материалы по теме:

1. Nicholas J. Long. For a verbatim ethnography

2. Dennis Kelly. Occupe-toi du Bébé (mise en scène Olivier Werner) À propos du verbatim

3. Derek Paget. Verbatim Theatre: Oral History and Documentary Techniques

4. Александр Родионов. Как начинался Театр.doc

5. Владимир Забалуев, Алексей Зензинов. Verbatim

6. Ильмира Болотян. О драме в современном театре: verbatim

7. Кристина Мавиенко. Как сделать документальный спектакль

8. Максим Курочкин, Александр Родионов. Как мы полюбили вербатим

9. Михаил Угаров. Что такое verbatim

10. Театр.doc. Что такое "verbatim"?

текст: анастасия ермолова
подборка: анастасия ермолова,
анна юсина
Made on
Tilda