ПАВЕЛ РУДНЕВ
ЛЕКЦИЯ О СОВРЕМЕННОЙ ПЬЕСЕ
фестиваль-конференция «актёрское образование. апгрейд. педагоги — педагогам». день 4
фото: глеб кузнецов
17 ноября на фестивале-конференции Брусфеста «Актёрское образование. Апгрейд» театровед Павел Руднев прочёл лекцию о темах и направлениях современной российской драматургии.
Полная видеозапись встречи доступна на странице фестиваля в Facebook. Основные тезисы лекции, а также списки упомянутых на ней пьес и спектаклей (с гиперссылками) собрала и записала волонтёр Медиацентра Соня Нестерова.


· С фигурой Ивана Вырыпаева в нулевые годы в драматургию пришла тема веры и поиска новых символов веры.

· Драматургия и театр десятых годов как коршун кружится над темой насилия. Внутренняя человеческая рефлексия по этому вопросу усиливается благодаря политическим и общественным событиям.

· В 2017-м году появились много спектаклей, осмысляющих столетие революции, которая рассматривается как точка невозврата. Все современные процессы порождены именно революцией, давшей старт гигантской волне насилия и узаконившей его.

· В десятые годы в драматургию приходит тема феминизма. Это не дань моде, а разговор об отказе от насилия, который воспринимается остросоциально. В этом разговоре российское общество плохо синхронизируется с западным, но постколониальные контексты всё же находят отражение в драме.

· Режиссёр Дмитрий Волкострелов интересовался реальным миром, пока тот стремительно менялся. Как только пришла стагнация и стабильность, наступил порядок, реальность перестала быть интересной Волкострелову и он перенес свои поиски в область исторического материала.

· Белорусский драматург Дмитрий Богославский и российский драматург Дмитрий Данилов первыми затрагивают тему хождения по грани между реальностью и вымыслом. Они оба отмечают, что в виртуальности — которая не ограничивается интернетом — гораздо интереснее и безопаснее. Человек не может контролировать реальность, но в состоянии управлять вымышленным миром.

· В отличие от классической драматургии, где читатель сострадает жертве, в пьесах Дмитрия Данилова «Человек из Подольска» и «Серёжа очень тупой» появляется новая тема сочувствия тому, кто является источником насилия. Читатель солидаризируется с полицейскими.

· В нулевые годы возникает мотив принуждения к документальности со стороны власти, перенимающей технологии художественного творчества и создающей проекты, фантомы, легенды, в которые люди должны поверить. Эту идею использует Дмитрий Данилов в «Человеке из Подольска».

· Дмитрий Данилов задает вопрос, характерный для постдокументального сознания: что есть документ? Он утверждает, что документ — чей-то вымысел. Любая идея правды — лишь субъективное отражение реальности. В его поздних текстах пародируется сама возможность вербатима.

· В ХХ веке с помощью насилия человек совершал зло. В XXI веке появилась идея творения добра через насилие. Отсюда вышла тема покорности насилию как одному из способов справиться с проблемами общества.

· Феминистская оптика в драме требует освобождения от любых форм насилия. Но такое освобождение невозможно, поскольку насилие в человеке заложено природой. Эта мысль появляется в пьесе Ольги Шиляевой «28 дней» и показывает отторжение женщиной собственного тела.

· Отказ от телесности — отказ от чувства вины и стыда, порожденного ощущением себя жертвой насилия. Идея стыда характерна для христианства, в восточных практиках ее нет.

· Феминистские и постколониальные процессы находят насилие в феномене памяти и поклонении истории. Когда современный сорокалетний преподаватель нагружает молодого студента рассказом о советском периоде, студент воспринимает информацию как насильно насаждаемую сказку из прошлого. Ему интереснее смотреть в будущее.

· Массовая культура оправдывает существование насилия внутри детского творчества. Один из витков этой темы — вопрос, зачем рожать детей, если они обречены попадать в мир насилия.

· В пьесах Михаила Дурненкова и Павла Пряжко появляется мотив остановившегося времени. У героев отсутствует представление о будущем, они все больше погружаются в утопическую манию прошлого. Для российского человека пребывание в утопии — естественное состояние.

· Современные пьесы предоставляют множественность интерпретаций. Драматурги понимают, что есть два полюса правды. Это позволяет ставить одну и ту же пьесу и в консервативном, и в либеральном театре. Например, «Республику» Сергея Давыдова можно трактовать как в контексте разговора о болезненном высвобождении, так и с позиции реконструкции советизма.

· Национальность может стать формой насилия, когда человека помещают в рамки национальных традиций и не дают самостоятельно развиваться. Мы наблюдаем это в «Кислороде» Ивана Вырыпаева или в «Изображая жертву» братьев Пресняковых.

· Существуют детские пьесы о насилии, в которых дети стали жертвами пороков взрослых. Взрослые передают детям свою нереализованную судьбу и нагружают детей непосильным долгом. Эту тему развивают Дана Сидерос в пьесе «Чёрный апельсин» и Керен Климовски в пьесе «Мой папа Питер Пэн».

· Драматургия реагирует на постдраматическое состояние театра, который перестал зависеть от литературы. Возникает посттеатральная пьеса. Драматург, являясь частью театра, берет на себя функцию структурирования спектакля. Он создает невариативные, в отличие от ХХ века, пьесы, защищает целостность произведения.

упомянутые в лекции пьесы:
Дмитрий Данилов «Человек из Подольска», «Сережа очень тупой», «Что вы делали вчера вечером», «Свидетельские показания»

Александр Володин «Пять вечеров»

Константин Стешик «Кодекс курильщика»

Ольга Шиляева «28 дней»

Мария Огнева «За белым кроликом»

Ярослава Пулинович «Тот самый день»

Виктор Розов «Затейник»

Светлана Петрийчук «Финист ясный сокол»

Михаил Дурненкова «Утопия»

Сергей Давыдов «Республика»

Евгений Гришковец «Собрание сочинений»

Наталья Милантьева «Хор»

Алексей Житковский «Горка», «Посадить дерево»

Иван Вырыпаев «Кислород»

Владимир и Олег Пресняковы «Изображая жертву»

Кристина Коскинен «Идиёты»

Олжас Жанайдаров «Беруши»

Славомир Мрожек «Эмигранты»

Ринат Ташимов «Первый хлеб»

Марина Крапивина «Тайм-аут»

Олжас Жанайдаров «Алдар»

Дана Сидерос «Чёрный апельсин», «Всем кого касается»

Керен Климовски «Мой папа — Питер Пэн»

упомянутые в лекции спектакли:
«Пермские боги», реж. Дмитрий Волкострелов, Театр-Театр (Пермь);

«Хорошо темперированные грамоты», реж. Дмитрий Волкострелов, Театр post (Санкт-Петербург);

«Губернатор», реж. Андрей Могучий, БДТ им. Товстоногова (Санкт-Петербург);

«Оптимистическая трагедия. Прощальный бал», реж. Виктор Рыжаков, Александринский театр (Санкт-Петербург);

«Человек из Подольска», реж. Михаил Угаров, Театр.doc (Москва);

«Гамлет», реж. Юрий Бутусов, Театр им. Ленсовета (Санкт-Петербург);

«Утопия», реж. Марат Гацалов, Театр Наций (Москва);

«Собрание сочинений», реж. Виктор Рыжаков, Современник (Москва);

«Опус ДНК», реж. Екатерина Августеняк, Центр имени Вс. Мейерхольда (Москва);

«Сказка про последнего ангела», реж. Андрей Могучий, Театр Наций (Москва);

«Петровы в гриппе», реж. Антон Фёдоров, Гоголь-центр (Москва);

«Идиот», реж. Андрей Прикотенко, театр «Старый дом» (Новосибирск);

«Цемент», реж. Никита Бетехтин, театр «Старый дом» (Новосибирск);

«Кырла. Путевка в жизнь», реж. Степан Пектеев, Марийский национальный театр драмы им. М. Шкетана


текст: соня нестерова
Made on
Tilda