СКАЗКА ПРО ГУЛАГ
Рецензия на спектакль Михаила Плутахина «Наблюдатели»
14 ноября в рамках первого Международного фестиваля «BRUSFEST» прошел показ спектакля «Наблюдатели», совместного проект Театра Предмета и музея истории ГУЛАГа.
«Наблюдатели» — это синтез предметного и теневого театра с музыкальным перформансом. Коллаж на тему жизни в лагерях. Этот спектакль Михаила Плутахина состоит из множества сюжетно не связанных между собой сцен-картинок, главными действующими лицами которых являются предметы. Большинство из них подлинные артефакты, найденные на территориях бывших лагерей.

Несмотря на тяжелую тему «Наблюдатели» создают ощущение тайны, даже сказки, рождающейся прямо на ваших глазах. Когда начинается действие, зритель может почувствовать себя ребенком в мультипликационной студии, который видит и сам мультик, и процесс его создания. Актёры в спектакле играют лишь вспомогательную роль. Одетые в костюмы толи заключенных, толи работников музея, безмолвные, они точно знают, как показать свойства каждого предмета. О существовании людей на сцене быстро забываешь, на протяжении спектакля предметы возникают будто из ниоткуда и существуют сами по себе. Активными участниками действия являются только руки артистов. В какой-то момент они в больших шероховатых серых перчатках, такие несуразные, начинаются казаться уже не руками человека, а частью предметного мира.

В пространстве «Наблюдателей» всё принимаешь на веру: и вот уже старые мясорубки становятся главарями враждующих лагерных банд, а ржавая шестеренка — утренним солнцем. Никаких вопросов не возникает, мир спектакля сразу же захватывает и заставляет жить по своим правилам.

Одно из главных действующих лиц этой постановки — музыка. Если быть точнее, музыкально-вокально-шумовое представление, которое в режиме реального времени разыгрывают музыканты ансамбля «Комонь». Именно они создают атмосферу спектакля, где мрак лагерной жизни сменяется то разухабистым русско-народным весельем, то мечтательно-задумчивыми зарисовками. Музыканты озвучивают всё, что происходит на сцене, но делают это настолько свежо и необычно, что предметы начинают казаться живыми, приобретают характеры и чувства. Благодаря этому зритель без труда погружается в каждую новую — в том числе и по настроению — часть спектакля. Например, когда однозначно трактуемые сцены допроса или чаепития сменяются туманным, активирующим фантазию сновидением.

Предметный театр отличается от кукольного тем, что вещи в нём действуют строго в рамках своих «способностей». Это, с одной стороны, сужает спектр их сценических возможностей, а с другой, доводит до предела саму суть. Основой цельного сценического образа становится главная черта каждого предмета, а все вместе они формируют конкретные типы и аллегории. Так, молоток делает то, для чего он создан, — бьет, вколачивает в пол, ломает, гнет — проводит допросы и казнит. Он силен, неумолим, всегда добивается своего. А матрешка будто способна перенести все беды, танцует без оглядки, как в первый и последний раз, после чего танец прерывается очередной старшей сестрой, готовой её поглотить. Оказывается, есть всё-таки предел, когда страдания ломают душу, и по-прежнему жить больше невозможно.

Эта серьезная, иногда грустная, а иногда такая радостная и заразительная сказка своей простотой и конкретикой напоминает басни, где каждый персонаж воплощает собой тип, не меняющийся на протяжении действия и выполняющий одну-единственную роль. Такая одномерность и простота помогают увидеть важные вещи незамутненными — трогательно, наивно и честно. Это спектакль о том, что и в лагере может быть место для любви, дружеской поддержки, тепла и уютного чаепития. Хотя быть абсолютно уверенным невозможно. В «Наблюдателях» фантазия может завести зрителя очень далеко, а последняя сцена, воссоздающая волшебное северное сияние, и вовсе уносит мысль от земли и её ужасов в мечтательные космические просторы.

Автор: Анастасия Баркова
Фото: Владимир Яроцкий

Made on
Tilda