МЫ ВСЕ ЖИВЫЕ СУЩЕСТВА
интервью с создателями спектакля «университет птиц»:
продюсером александрой мун и художником лёшей лобановым

александра мун и лёша лобанов. фото: максим змеев
Творческое объединение «Театр Взаимных Действий», созданное Шифрой Каждан, Лёшей Лобановым, Александрой Мун и Ксенией Перетрухиной, представило на Брусфесте спектакль «Университет птиц». Медиацентр фестиваля попросил продюсера Александру Мун и художника Лёшу Лобанова рассказать о постановке и о своих взглядах на документальный театр.
почему вы решили ставить спектакль про птиц?

Александра Мун: Во время пандемии у людей появилось свободное время, и они занялись тем, что называется «birdwatching» — наблюдение за птицами. Художник Ксения Перетрухина и её семья тоже купили прозрачную кормушку, стали следить за теми, кто туда слетается, и вдохновляться. Так и зародилась идея спектакля.

Лёша Лобанов: Религия сформировала представление о человеке как о центре Вселенной, будто всё остальное — посредственное. Но изучение животных доказало, что у них тоже есть эмоции и душа. Современная философия отрицает, что человек — венец творения. Напротив, стало принято считать, что граница между людьми и животным не железобетонная. Мы решили поговорить об этом.

правда ли, что птица — символ души человека?

Л.Л.: Прежде всего, это христианский символ: в виде голубя изображается Святой Дух. Есть и более древние традиции изображения души человека как птицы. Но у этого образа существуют и негативные коннотации. Можно вспомнить подвиг Геракла, когда он боролся со Стимфалийскими птицами [в древнегреческой мифологии хищные птицы, обладавшие медными клювами, крыльями и когтями; они пожирали урожай и поедали людей — прим. ред.]. На этих ассоциациях мы воспитаны, поэтому их нельзя игнорировать.

А.М.: В «Грозе» Островского есть знаменитый монолог Катерины: «Почему люди не летают, как птицы?» — Человек всё время стремится летать, и считается, что душа тоже не ползает по земле, а способна от неё оторваться.

действительно ли мы так похожи на птиц?

А.М.: Человек способен поставить себя на место другого, интерпретируя его мысли, действия и чувства. Наблюдая за птицами, мы можем понять что-то про себя. Похожи ли мы на них? — До конца не ясно. Мы не знаем, насколько отличаемся, это знание находится вне нашего внимания. Но мы все живые существа, и это главное.

Л.Л.: Сейчас настал период, когда человек вынужден пересмотреть свое отношение к природе, иначе быстро наступит плачевный исход. Возьмите ситуацию с глобальным потеплением. Пятнадцать лет назад мы не замечали никаких предупреждений, казалось, что всё нормально. Экологи писали про уменьшение озонового слоя, но никто не обращал на это большого внимания. А сегодня глобальное потепление уже не отрицается. Ксения Перетрухина ездила на остров, где находится большой коралловый риф и видела, что он умирает. С птицами происходят похожие вещи. Мы не замечаем, но их биоразнообразие уменьшается. Остаётся много ворон, а большинство птиц не могут встроиться в мир, изменяемый человеческой деятельностью.
сцена из спектакля «университет птиц». фото: максим змеев
в описании спектакля говорится про холокост птиц. можете рассказать об этом подробнее?

Л.Л.: Сама история довольно известная. В Китае во времена Мао Цзэдуна одним из проектов была борьба с вредителями, к которым относили воробьёв. Эти птицы не могут держаться в воздухе более 15 минут. Если не дать им возможности приземлиться, то они либо умирают, либо падают без сил, и тогда их можно добить. В ходе компании истребления вредителей китайцы всей страной кричали, били в тазы и барабаны, чтобы напуганные шумом птицы не могли опуститься на землю. Так уничтожили около двух миллиардов воробьев, а заодно и других маленьких птиц. В результате размножились насекомые, которыми питались воробьи, и в стране наступил страшный голод, умерли миллионы человек. Это и есть аналог человеческого Холокоста.

А.М.: Изначально все живые существа связаны были одной судьбой. Когда кислорода станет меньше, и мы, и птицы окажемся в равных условиях. А пока люди просто оккупировали планету, населяемую птицами. Надеюсь, этот мотив виден в нашем спектакле.

в постановке вы практически отказались от вербальных способов коммуникации. почему?

Л.Л.: Мы пытаемся уйти от привычного мировосприятия. Человек мыслит словами, а у птиц есть иная система взаимодействия, построенная совсем по другим законам. К ней мы тоже обращаемся.

А.М.: Люди много говорят, они написали кучу книг, а сейчас хотят обращаться к чувственному постижению мира, к эмоциям. Человек как-то научился распознавать пять категорий птичьих сигналов. Нас это знание натолкнуло на идею подражания вокализации птиц. Поэтому вместо актёров мы пригласили в спектакль перформеров-музыкантов. Было ощущение, что с набором невербальных образов, соединенных с визуальным контекстом, нам ничего не страшно.
сцена из спектакля «университет птиц». фото: максим змеев
как в постановке соединяются звуковая и визуальная партитуры?

Л.Л.: Наш спектакль существует в пограничном состоянии. Он является в некотором смысле вызовом. В «Театре взаимных действий» мы пытаемся расширять границы и постоянно пробовать новое. Поработать с музыкой — тоже вызов для нас.

А.М.: Музыкальный и художественный слои постановки разрабатывались параллельно и соединяются экспериментальным способ. Эту связь сложно теоретизировать, для она выстраивалась на практических разборах.

какие материалы исследовались при создании спектакля?

А.М.: У нас работоцентричный взгляд, и во время подготовки этой постановки мы пытались от него уйти, просто наблюдая за птицами, изучая их, ставя себя на их место. Как и любого человека, нас привлекали забавные и курьезные сюжеты. Наибольший интерес у всех вызывала тема взаимоотношений людей с птицами. Например, есть такой сюжет: на фотографии Фиделя Кастро, заснятого во время речи на многотысячном митинге, у него на плече можно увидеть голубя. Это отсылка к христианскому символу Святого Духа, который в виде голубя спускался к Иисусу Христу. Хотя мы понимаем, что сейчас приручение птиц — это трюк.

почему важно и нужно делать документальные спектакли?

А.М.: В последнее время у общества возник такой запрос к театру. Пока остальные виды искусства говорят про иллюзию или используют дополненную реальность, у театра иное стремление — к документальности, социальности, к политическому и коллективному. Распространено мнение, что зрителю важны зрелища: секс, насилие и деньги. Это не так: современная публика открыта к опыту чувственного постижения реальности. Сейчас в мире одновременно происходит множество процессов, которые молниеносно сменяют друг друга, и люди элементарно не успевают почувствовать вокруг себя пространство, ощутить время. Поэтому театр стремится дать возможность остановиться и пережить коллективный опыт.

текст: катерина муругова

Made on
Tilda