ИГРА С СУДЬБОЙ
рецензия на спектакль дмитрия волкострелова «квазифутбол»
Сцена из спектакля «Квазифутбол». Фото: Максим Змеев
29 октября на фестивале BRUSFEST прошли показы спектакля Дмитрия Волкострелова «Квазифутбол», поставленного в краснодарском «Одном театре». По форме постановка повторяла матч «Спартак» — «Краснодар» от 24 октября 2020 года. Как это было, рассказывает волонтёр Медиацентра Алиса Литвинова.
словарь спектакля:

Квази — частица со значением ложности, мнимости.

Футбол — 1) командный вид спорта, преследующий цель забить мяч в ворота соперника ногами или другими частями тела (кроме рук) большее количество раз, чем конкуренты; 2) тема, с которой Дмитрий Волкострелов давно хотел поработать.

Дмитрий Волкострелов — актёр, режиссёр, участник театра post. Поставил спектакль «Квазифутбол» в «Одном театре».

«Один театр» — независимый профессиональный театр, созданный в Краснодаре в 2012 году актёрами Арсением Фогелевым, Виталием Борисовым и Алексеем Мосоловым. Динамично развивающаяся площадка, открытая к поиску и эксперименту.

ФК «Краснодар» — одна из любимых футбольных команд Дмитрия Волкострелова.

Сцена из спектакля «Квазифутбол». Фото: Максим Змеев
«Футбол — это эмоция без либретто», — сказал в одном интервью владелец ФК «Краснодар» Сергей Галицкий. Спектакль Дмитрия Волкострелова «Квазифутбол» можно описать теми же словами, изменив их порядок. В сценической версии режиссёра футбол — безэмоциональное либретто спектакля.

правила

Структура постановки повторяет последнюю на момент показа игру клуба «Краснодар». В Москве разыграли его встречу со «Спартаком».

Каждую из команд представляют два человека. Они сидят в поставленных попарно креслах-шезлонгах. Их разделяет арбитр, который дирижирует действиями игроков, стоя перед таймером и пюпитром с партитурой матча. Эта партитура переписывается с каждой новой игрой, фиксирует все остановки — голы, нарушения, офсайды, удары от ворот и прочее, — а также их точное время. Всё эти события режиссёр переводит на пластический язык, для каждой паузы подбирает конкретное движение. Если разбираться в футболе, можно вычислить, что при фоле рука арбитра указывает в сторону потерпевшей команды. За аутом следует взмах флажка. Угловому соответствует поворот корпуса и поднятая вверх рука. После паузы слово даётся той команде, которая в соответствующий момент матча вводила мяч в игру.

Звучащие в спектакле реплики не прописаны даже в партитуре. Актёры-игроки слышат их в наушниках и повторяют вслух. Так в спектакле появляются беседы с краснодарцами о футболе, разговоры комментаторов матча, интервью Сергея Галицкого. Когда команда на поле завладевает мячом, над её сценическими дублёрами загорается свет: с этого момента артисты максимально точно воспроизводят то, что слышат, включая паузы и интонации. По свистку судьи свет гаснет, а фразы обрываются. Остановка.

Если во время матча происходит замена, арбитр и один из артистов-игроков меняются местами. Выбор строго зафиксирован: к пюпитру становятся по очереди, слева направо. Бывший судья занимает свободное место.

Задником, на фоне которого существуют актёры, становится большой экран с ещё одной неотъемлемой частью футбола — таймером. Он запускается с первым свистком и не останавливается до конца матча. Будто живой, он ускоряется ближе к финалу, реагирует на события матча: окрашивается в жёлтый или красный при соответствующих карточках, становится радужно-радостным при голе.

Сцена из спектакля «Квазифутбол». Фото: Максим Змеев
игра

В «Квазифутболе» силён мотив судьбы, все действия спектакля предопределены — только не режиссёром, а реальностью. В «Любовной истории» Волкострелова, где артисты тянут жребий с порядком выхода на сцену, ход постановки зависит от случайности. В «Квазифутболе» судьба другого свойства — это скорее рок, пусть локальный и безобидный. Он определяет сценическое будущее артистов, их действия предписаны уже свершившейся игрой: кто будет солировать в роли арбитра, кто молчать в темноте, а кто говорить.

В футболе команды борются за победу. Эта цель — главное отличие спорта от театра при формальных сходствах: есть сцена (поле), где профессионалы выступают для зрителей, получающих эмоции от этого зрелища. Но в театре нет соревнования. «Квазифутбол», при всей близости к матчу, всё же спектакль. Здесь главный рок: замены могут сместить победителя в ряды проигравших, и (не)возможность вернуться в выигравшую команду предопределена.

Текст тоже лишает свободы. Это документальные материалы, для которых артисты становятся проводниками к зрителю. Из спектакля в спектакль содержание реплик меняется: создатели «Квазифутбола» продолжают фиксировать новые комментарии, брать новые интервью. Тексты возникают в наушниках рандомно, артисты на них никак не влияют. Исполнители произносят чужие слова с чужими интонациями, находятся в жёстких рамках чужой индивидуальности. Их существование в «Квазифутболе» перформативно. Привычные роли сменились функциями. Персонажей, за которыми можно скрыться, нет. Пятеро краснодарцев — Татьяна Башкова, Дарья Женихова, Юлия Платонова, Елизар Хавцев и Михаил Хмыз — остаются на сцене собой. В моменты смены функций особенно видно, как сквозь фиксированный рисунок действий прорывается индивидуальность артиста.

Сцена из спектакля «Квазифутбол». Фото: Максим Змеев
Перформативность связана с осознанным существованием исполнителей во времени, с тем, как меняется их поведение в течение спектакля. Сначала артисты предельно сконцентрированы на голосах в наушниках и их воспроизведении. Привыкнув к этой задаче, они чуть расслабляются, вступают во взаимодействия с партнёром по команде. Когда же приходит время пересаживаться и менять партнёров, коммуникация становится общей: исполнители начинают слушать соперников, переглядываться, недоумевать или возмущаться жёлтым карточкам. Актёры будто бы пытаются освободиться от чужих голосов и мыслей, от несвоих решений. Внешне оставаясь в структуре постановки, они внутренне противодействуют ей.

Поскольку арбитр наделяется в спектакле властью проводника судьбы, протест всех остальных героев направлен на него. В какой-то момент актрисы адресовывают свои реплики судье, тот раздражённо оборачивается, показывает жёлтую карточку, затем красную. Одна из артисток уходит со сцены. Разумеется, красная карточка — заранее известная часть матча, но актёры отыгрывают ситуацию, при которой её появление кажется реакционным. Они отказываются признавать власть рока над собой, хотя и вынуждены ему подчиняться. Так из взаимодействия жёсткой структуры, предопределённости и процессуального существования актёров Дмитрий Волкострелов выводит зрителей на философский дискурс о фатализме и свободе выбора.


текст: алиса литвинова
куратор: анна юсина
Made on
Tilda