РОССИЙСКИЙ ТЕАТР ВСЕГДА БЫЛ В СЛОЖНЫХ ОТНОШЕНИЯХ С РЕАЛЬНОСТЬЮ
интервью с анной банасюкевич, куратором фестиваля brusfest, куратором проекта «драматургия дока», редактором книги «человек размером с дом»
анна банасюкевич
фото: максим змеев
Куратор фестиваля BRUSFEST Анна Банасюкевич накануне читок проекта «Драматургия дока» поговорила с Медиацентром о парадоксальной театральности российских документальных пьес нулевых, о методе Брусникина и о путях развития современной документалистики в театре.
О КУРАТОРСТВЕ BRUSFEST

в чём вы видите свою задачу как куратор фестиваля?

Нам хотелось выбрать спектакли, которые расскажут про состояние современного дока: куда он движется, с кем коллаборирует, какие средства пытается заимствовать — и что в результате получается. Например, финский спектакль Invisible lands парадоксально сочетает тело с кукольным театром, слабо ассоциируемым с документалистикой. Конечно, связи такого театра с документом опосредованы, он здесь выступает толчком, провоцирующим сочинение. Но мы хотим не ограничивать себя нормативами, а показать, как далеко театр может отойти от источника.

В афише фестиваля этого года наблюдается пластический уклон. Документальная хореография — парадоксальное и новое явление, неочевидно сочетаемые понятия. Кажется, что пластическое — это абстрактная сфера, а документ — очень конкретная. Нам хотелось показать, какие у них могут быть пересечения и почему это помогает точнее ощущать сегодняшнюю реальность.

если выбирать из всей программы этого года три названия, то это будут…


Сложно выбирать, назову первое, что приходит в голову.

«Квазифутбол» Дмитрия Волкострелова. Спектакль повторяет структуру футбольного матча и каждый раз меняется. Это лишь отчасти документальная история, но документ здесь не только произносимые тексты, но и форма спектакля.

«Город. Разговоры» — проект Бориса Павловича и Элины Петровой, тяготеющий к «свидетельскому театру». В нём театр максимально отказывается от посреднической функции и приобретает социальный аспект, давая голос самому герою и устанавливая прямую коммуникацию между людьми.

Читки. «Драматургия дока» и «Спасибо, вирус», который делают студенты-брусникинцы под руководством Михаила Дурненкова. В этом году нам хотелось поразмышлять не только о документальном театре в целом, но и документальной пьесе в отдельности, о тексте как таковом.

«драматургия дока». читка в театре «практика».
фото: максим змеев

О «ДРАМАТУРГИИ ДОКА»

что представляет собой проект «драматургия дока»?

Это читки трёх пьес: «Война молдаван за картонную коробку» Александра Родионова, «Двое в твоём доме» Елены Греминой и «Запись прерывается» Элины Петровой. После читок состоится круглый стол с обсуждением этих текстов и документальной драматургии в целом.

Говоря о доке, все привыкли подразумевать именно театр, а под текстами для него — вербатим, который пишется по заказу под конкретный спектакль. На самом деле, документальная драматургия гораздо многообразнее: это далеко не всегда однотипные пьесы, созданные по заказу режиссёра. Это совершенно разные — по обстоятельствам и интенциям — тексты, многие из которых сами по себе моделируют театр, провоцируют его на ту или иную форму. Вот почему сейчас, во второй год фестиваля, захотелось отдельно выделить драматургию, так пристально не рассмотренную нами в прошлый раз. Мы хотим разобраться, что автор предлагает театру на поле документалистики и как это предложение меняется. Посмотреть в перспективе, как с конца девяностых – начала нулевых развивалась документальная и постдокументальная драматургия, мокьюментари. Например, в последние годы театр явно заинтересован в историческом документе.

почему были выбраны именно эти три пьесы?

Главной целью было продемонстрировать эволюцию документальной драматургии. Я попыталась вспомнить максимальное количество текстов, созданных за последние двадцать лет. Составила для себя лонг-лист и из этого пула выбрала три пьесы, которые наглядно, хотя и очень условно, представляют определённое время, эпоху.

Первые два названия — «Война молдаван за картонную коробку» (2002) и «Двое в твоём доме» (2011) — знаковые для своего времени и для Театра.doc. Они интересно, по-разному сделаны и тематически совершенно не утратили свою актуальность. Третий текст — «Запись прерывается» (2020) — ещё не успел стать легендой, он совсем новый, с последней «Любимовки». Это яркая пьеса, здорово фиксирующая синтетичность развития документального театра сегодня, когда фикшн, автофикшн, нон-фикшн — всё переплетается в едином поле. Плюс все три текста талантливые, их интересно будет обсудить после читок.

какие именно тенденции отражает каждая пьеса?

«Война молдаван за картонную коробку» парадоксальна: это условно документальная пьеса. Она написана на основе реальной истории, рассказанной драматургу Александру Родионову, но значительная её часть состоит из актёрских наблюдений, подглядываний за реальностью и импровизаций на тему предлагаемых обстоятельств, в которых оказались герои реальной истории. Мне было интересно её снова прочитать, ведь у нас есть представление, что сейчас всё усложнилось, а раньше вербатим был простым собранием монологов.

а как было раньше?

Документальная драматургия нулевых годов невероятно театральна, она изначально придумывалась для постановки и уже в зародыше устроена как спектакль с экспериментальной формой. Авторы первых документальных пьес ощущали себя маргинальным, подвальным явлением и на небольшой независимой территории могли себе позволить всё, не обращая внимания на законы. В тех же «Молдаванах…» помимо скрещения реальной истории с актёрскими импровизациями есть попытка включить в происходящее зрителя и сделать футурологический прогноз, нафантазировать будущее. Эта пьеса хорошо иллюстрирует ту свободную эпоху.

в свою очередь «двое в твоём доме» показывают полную несвободу, домашний арест кандидата в президенты Беларуси. эта пьеса выбрана в связи с нынешними белорусскими событиями?

Не могу не отметить, что пьеса перекликается с событиями в Беларуси, кажется предвестником. Сейчас её читаешь, отмечая драматургическую прозорливость, но мне она интересна с театральной точки зрения. Парадоксально, что драматурги, бившиеся за чистоту факта, создавали очень театральные тексты. Для пьесы «Двое в твоём доме» не весь материал потенциально добываем: у присутствующих в квартире кэгэбэшников, скорее всего, невозможно было взять интервью. И театр дополняет реальность, внедряя актёрские интермедии о том, как проводят время люди, находящиеся в чужом доме по службе. Тут происходит сближение с комедией масок и площадным театром. Кроме того, текст тонко описывает психологическое состояние, когда интимная зона перестаёт быть приватной. В пьесе нет открытого противостояния, но показано проживание дней в неочевидной пытке. Вот почему она экзистенциальная, а не просто политически актуальная.

экзистенциальна и «запись прерывается»…


Эта пьеса сложно устроена, в ней смонтировано много текстов: авторский болезненно-рефлективный автофикшн, попытки самоидентификации через потоки сознания других, почти никак непоименованных людей, чьи голоса записаны на диктофон и затем расшифрованы. Возникает полифония, и складывается ощущение большого сдвига: все переехали из родного места, у всех разорванные связи с домом и географической принадлежностью. Плюс, пьеса содержит эссеистические комментарии из современных гуманитарно-философских трудов, посвящённых колониальным, постколониальным и деколониальным вопросам, — и сближается с просветительским эссе. Наконец, все говорящие рефлексируют приблизительно на одну тему, при этом разные поколения, разные времена соединяются в опыте одного человека. Автор проживает психотерапевтический опыт и берёт нас в это путешествие.

«драматургия дока». обсуждение в театре «практика».
фото: максим змеев


О ДОКУМЕНТАЛЬНОМ ТЕАТРЕ

можно ли говорить о российской документальной традиции?

Насчёт традиции сказать трудно. Док возник от желания более пристально исследовать действительность, предъявить зрителям факт, от которого нельзя отвертеться, потому что он реален. Российский театр всегда был в сложных отношениях с реальностью, и рассвет документальной драматургии в нулевых спровоцирован реакцией молодых людей на старый стагнирующий театр, который брезговал повседневностью с так называемым «мелкотемьем».

что вас продолжает привлекать в доке?

Документальный театр обладает возможностями и инструментарием в поле искусства говорить о реальности и о нас в ней. Хотя периодически складывается ощущение ограниченности документального театра, практика показывает, что, изменяясь до неузнаваемости, он продолжает раскрывать суть реальности, а не её внешние признаки. Он улавливает, фиксирует и анализирует конкретный момент времени и то, как наше сознание реагирует на действительность. Мне интересно разбираться, как это делается. Для меня театр — при всей своей эстетической ценности — то, что существует неотъемлемо от нашей жизни.


текст: мария кузьмичева
Made on
Tilda