ГОВОРИТЬ ТАК,
ЧТОБЫ ТЕБЯ УСЛЫШАЛИ
Рецензия на спектакль Виталия Фёдорова «Бонни и Клайд»
Ровно три года назад пятнадцатилетние Денис и Катя (больше известные как «псковские Бонни и Клайд») сбежали от родителей и провели трое суток в холодном дачном доме. Когда на третий день их нашла полиция, они отстреливались от бойцов СОБРа и попутно вели трансляцию в социальной сети Periscope. А потом покончили с собой. Это событие стало отправной точкой для работы режиссера Виталия Фёдорова «Бонни и Клайд». Текст ниже — не рецензия на этот спектакль, потому что постановка Хабаровского ТЮЗа отличается от спектакля в привычном понимании. Это, скорее, попытка рассказать о встрече исполнителей с трагическими псковскими событиями и с собственными травмами.
Полная темнота. На сцене, кроме экрана и тумбочки нет ничего. Голоса актеров звучат из зрительного зала. Они зачитывают комментарии, оставленные под видеозаписью последней видеотрансляции Кати и Дениса. Случайное совпадение, но именно сегодня, в единственный день показа спектакля «Бонни и Клайд» на фестивале «BRUSFEST», исполнилось ровно три года со дня трагедии. Режиссёр обращает на это зрительское внимание: «Математика — язык, которым с людьми разговаривают боги. Возможно, всё совпало именно так, потому что мы не должны об этом забывать».

Виталий Фёдоров, выйдя на сцену, от своего лица рассказывает, как создавался проект. Режиссёр сетует, что не различает лиц зрителей: «Мне очень важно вас видеть, а сейчас я вижу стену из темноты». Через минуту в зале медленно включается неяркий свет. С этого момента начинает размываться граница между зрительным залом и сценой.

В камерной, почти дружеской атмосфере на сцену по очереди поднимаются ребята-подростки, а затем и взрослые, чтобы рассказать свои истории. Каждый выходит из зрительного зала, подключает свой телефон к колонкам, ставит любимую песню и делится со зрителем рассказом о том самом моменте, когда дошёл до точки невозврата. О том случае, когда жизнь разделилась на «до» и «после», и казалось, что выхода нет. То самое «когда», с которым Катя и Денис справиться не смогли.

Аня, Витя, Кирилл, Егор, Слава, Нелли — люди разных возрастов, но у каждого из них в душе живут страх и боль, объединяющие их с псковскими подростками. Проблемы с отцом, бросившая девушка, пьющий отчим, ставший инвалидом друг, детский дом, страх потерять родного человека… Эти конфликты с собой и с миром звучат один за другим, и у каждого особая боль.

Некоторым ребятам тяжело говорить, но это не воспринимается зрителем как «заминка». Мы уже не на спектакле. Мы на массовой психотерапии, исповеди. В сюжетах каждый может узнать частичку себя, почувствовать боль, которую скрывают руки в карманах, уловить потерянный взгляд, брошенный в зал. Зритель и сам начинает немного волноваться, как будто сейчас наступит его очередь выйти на сцену и рассказать о «том самом дне», который изменил жизнь.

Все время спектакля на экране за спинами исполнителей проигрывается та самая трансляция Кати и Дениса, которую они вели в перископе. Последние полтора часа жизни ребят в формате видео без звука. До сих пор неизвестно, действительно ли подростки совершили самоубийство или были убиты в ходе штурма. Их совсем юные лица мы видим на экране, лица ребят-актеров — на сцене. Режиссёрский посыл очевиден — перед нами дети, которых нужно было вовремя выслушать. И услышать.

Свет снова гаснет. В трансляции включается звук. Зрители слышат, как подростки делятся друг с другом своими переживаниями после обстрела полицейской машины: «Нас, наверное, посадят теперь или убьют» — так звучит безысходность. Катя и Денис даже не догадываются, что трансляцию, к которой было подключено всего два человека, вскоре увидит вся Россия. Не догадываются, что их рано прерванная жизнь вызовет массовый общественный резонанс. Они даже не представляют, что на основе их истории родится постановка и семь актёров будут сидеть перед экраном, на котором подростки просят у всех прощения.

Перед актёрами полный зрительный зал. За дверью — целая вереница людей и событий. Выстраивается интересная перспектива от частного к общему. События, заставившие Катю и Дениса прятаться от всего мира в этом доме, эмоции, с которыми они не смогли справиться — это то, с чем каждый сталкивался хоть раз в жизни. И страшно осознавать, что, возможно, сейчас где-то в мире так же сидят двое подростков и не понимают, как им выйти из кризисной ситуации.

Постановка Хабаровского ТЮЗа — это очень камерная, душевная история. В спектакле с участием подростков со сцены не звучат заученные речи с грамотными «взрослыми» речевыми конструкциями. Ребята говорят так, как чувствуют именно сейчас, и это делает постановку исключительно документальной.

Обычно после спектакля проводятся обсуждения со зрителями, но в этот раз (после первого из двух показов — прим. ред.) такой возможности не было. Но чувствовалась необходимость в диалоге и возможности высказаться, потому что часто мы забываем о важности простого человеческого разговора. Разговора, который порой может изменить чью-то судьбу.

Автор: Александра Чураева
Фото: Владимир Яроцкий

Made on
Tilda